Kuroshitsuji:New Soul

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kuroshitsuji:New Soul » Ваши творения » Сердце черное..., с белыми полосами..


Сердце черное..., с белыми полосами..

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Итак, настал великий и ужасный момент! Там-тадам!! Ладно, с торжественной часть закончили, перейдем к более интересному. Однажды, ещё давно, летом я пригрозилась написать Дорселю фанфик. В подарок. Потом все это забылось, а теперь... Оно родилось на белый свет! В этом огромное спасибо Луизе (которая солидарно согласилась быть бетой), Оливию (она помогла мне это все напечатать. Сидела и разбирала мои каракули), многих авторов фанфикшена и конечно самого Дора, вместе со всем форумом. Наверное это были незабываемые ночи писанины при свете телефона, старые тетрадки, гелевые ручки, олежанные бока и счастливые минуты любования собственной работой.
Это было лирическое вступление, а теперь о самом фике:
Фэндом: Темный дворецкий
Пейринг: сами поймете наверное, но скажу сразу - ангел и демон
Рейтинг: R
Жанр: драма/роман/юмор/ангест (вообщем все вперемешку)
Тип: яой (ненавижк данный тип, но это же подарок))
Размер: миди, переходящее в макси)
Варнинг: первое - любое мое отношение к персонажам, выраженное через фанфик, никак не относися к людям на ролевой. второе - любители Греля - бойтесь)) третье - Яой!, и четвертое - особо религиозным верующим - не читать! (как и слабонервным))
Пожалуйста, сильно тапками не кидайтесь, все таки первое творение такого рода и жанра.. да и подарок на Новый год к тому же))Критика обоснованна приветствуется, необоснованная - нет.)название рабочее.. (фантазии не хватило...)

Глава 1
Он сидел, скрючившись в сарае на стоге сена и водил пальцем по стене. Просто пытался нарисовать сердечко. Наверное, это не нормально для мальчика - рисовать сердечки. Тем более полосатые. А ведь он самый обычный мальчик. Такой же как все ребенок, такой же как все крестьянин, такой же как все подневольный. Ему всего лишь двенадцать, а он уже ненавидел своего феодала. Не за что-то конкретное - за его деспотизм, пусть и не жестокий, а за то, что они все – подневольные. За то, что ему надо кому-то подчиняться. Противное чувство собственного бессилия перед таким же человеком как он сам.
На улице бушевала стихия – дождь лил как из ведра, да ещё при этом полыхала молния. Белая, яркая, мимолётная на темном, черном, неподвижном, непроницаемом небе.
Ему в такую погоду хотелось одиночества, хотя он, по своей природе, не был замкнутым. Просто этот гром будил его ещё детские и неокрепшие чувства. Слишком прогрессивные для тринадцатого века, слишком яркие и, в то же время, притупленные и заглушенные воспитанием.
Каждый день его детское сознание рисовало картинки своей свободы и путешествий. Своей жизни, а не жизни, подчиненной другому человеку. И за то, что эта мечта была неосуществима или почти неосуществима, он ненавидел. Ненавидел весь мир, который допускал несбыточные мечты. Все мечты должны сбываться.
***
«Все  мечты должны сбываться!» Этим утром некоторых жителей деревни разбудил голос мальчика.
А он вышел за ворота дома, затем за ворота деревни, а затем за ворота владений феодала. Теперь не его феодала. Теперь эти ворота не будут означать для него рабство. Теперь он свободен! Это пьянящее чувство разбегалось по его телу и давало жизнь. Новую и светлую. Так ему казалось тогда. Ведь ему было всего тринадцать, и он не знал, что деньги правят этим миром.
Но каждая свободная жизнь не должна сгинуть. Наверное,  поэтому он выжил, дойдя до ближайшего города и стащив у первой торговки хлеб, был пойман и отдан на отработку этой самой торговке.
Две недели, не так много, но достаточно, чтобы научиться считать деньги и воровать. Каждый пенс, шедший в карман торговки, подсчитывался (дабы он немного умел считать), а каждый, не так лежащий товар, крался, прям под носом у «хозяйки». И вновь эти две недели он был в чьей-то власти, опять ему приходилось подчиняться.
Хотя никто и не знал его происхождения, все как будто догадывались, что он – подневольный.
Родился им и, по всей видимости, им и останется. Путешествуя из города в город, он постоянно нуждался в деньгах, что и вынуждало его каждый раз отдавать себя в рабство. Противное и липкое чувство. Пустое, и с каждым днем все больше нарастающее желание сбежать от этого мира.
***

Пустое, и с каждым днем все больше нарастающее желание сбежать от этого мира…,- белокурый мальчик рассказывал о какой-то книге, которую ему читали в детстве. Он вспомнил почему-то то солнечное утро, когда его разбудил звонкий мальчишеский голос.
-Эй, ты что… - небольшой испуг, но больше интерес. А он, дурачок, сразу открыл глаза. Испугался, а бояться было нечего – на него смотрел милый парнишка его возраста, белокурый и такой же щупленький, с необыкновенными, фиолетово-голубыми глазами.
-Ты кто?, - очевидный и, в то же время трудный вопрос. Он бы не смог на него ответить.
-Я…я, наверное просто путник. Я испугался за тебя… Ты так крепко спал, что я подумал…
-Ладно. Ничего…Я кстати тоже путник. И у меня как всегда нечего поесть и нет денег, - что ж, он научился не только считать и воровать, но и клянчить. Вдруг этот мальчишка какой-нибудь богатенький… Хотя было непохоже. Скорее бедняк и из семьи таких же бедняков. Слишком уж у «белого» (так он его окрестил) мальчика была потрепанная одежда.
-А у меня тоже ничего нет,- почти радостно воскликнул «белый». – Но, наверное, это даже хорошо… Я смогу заработать в ближайшем городе свои первые деньги!
Да… У мальчика явно не было опыта и достаточного количества ума. Он лишь хмыкнул…
-Пойдем вместе, оптимист.

Отредактировано Angela & Ash (2009-12-31 00:07:16)

+2

2

Прода сего бреда)Предупреждаю - полно непоняток, так что спрашивайте. Глава состоит из диалогов Себы и Эша во время их путешествий.
Глава 2

- Ты откуда?
- Я из маленькой деревушки. Там жила моя мама и папа. Но потом папа умер. Мама всегда говорила, что он ушел на войну, но это единственное в чем я ей не верю. Неделю назад моя мама умерла, и меня отправили к дяде. А он меня ненавидит и постоянно бьет за все провинности. И вообще, он злой. Говорят, что он ограбил какого-то человека и убил его. Мне страшно быть с ним, поэтому я сбежал. А ты?
- А по мне, глупо рассказывать первому встречному всю свою историю, – Эш ошеломленно уставился на него.

*   *   *
- Глупости! Пойдем, ничего не будет…
- Нет! Мама всегда говорила, что красть – это ужасный грех!
- А мне мать говорила: «Ты живешь для себя»! И это правильно, ведь еще не доказано, что тот, кто не грешен - в раю!
- Ты не веришь в Бога?!
- Верю, но только тогда, когда мне это нужно!
- Ты чудовище!
- А ты слишком чист для этого мира! Такие не выживают. Здесь выживают самые сильные, хитрые и ловкие!
- Но это неправильно! – Эш обессилено опустил руки. В глубине души мальчик понимал, что Себастьян прав, но он убежал ото зла! Получается, теперь все начнется сначала? Тогда где вообще смысл?

*   *   *

- Тогда где вообще смысл? Я убежал на свободу от черной зависимостиот феодализма! И ты предлагаешь мне снова в рабство?! Да ни за что!
- Но ты честно заработаешь деньги. Хотя бы немного... А потом все заново.
- А не лучше ли пропустить этот промежуточный этап?!
- Нет! Бери пример с меня – Эш гордо выпятил грудь.
- С тобой поведешься, не того наберешься… – почему-то Себастьян рассмеялся. Наверное, впервые за последний год.

*   *   *

- Наверное, впервые за последний год.
Эш сидел на какой-то бочке и смотрел на Себастьяна, уплетая хлеб с маслом, который тот ему притащил.
- Неправда! Я ел хлеб с маслом два месяца назад. У хозяина был праздник и мне перепало.… Давай сбежим! – Себастьян любил ошарашивать неожиданными решениями.
- С чего это вдруг? И здесь пока не плохо, – Эш просто не привык к таким неожиданным предложениям.
- Кому как! Давай махнем в Лондон! А? – Себастьян мечтательно закатил глаза.
- Давай! – Эш не смог устоять. – Только перед этим мы заработаем много-много денег! Приедем, возьмем себе новые фамилии, купим  дома, скажем, что мы графы и будем одеваться как дворяне – во фраки, рубашки и туфли на каблуках… Лакированные – все, Эша можно было на Земле не искать. Мальчик замечтался и не заметил, что Себастьян уже от души над ним смеется.

*   *   *

Он замечтался и не заметил, что Себастьян уже от души над  ним смеется.
- Что?! – обиженно воскликнул Эш.
- Да то, что мне платят два фунта в год, и накопим мы капиталы веку к 19, в лучшем случае.
- А мне три фунта, – задумчиво произнес Эш, усиленно считая, сколько им было бы лет к 19 веку, будь они бессмертны. Если бы он знал, что так и будет…

*   *   *

- Если бы он знал, что так и будет, то он бы сразу же меня убил, – Эш снова предался угрызениям совести.
- А как же Лондон и капитал? Там, говорят, прибыли столько, что нам не снилось и не приснится! – Себастьян подбадривал его и укрощал его совесть.
- Я бы не хотел, чтобы меня так бросили… – Эш уже залез на телегу, на которой они собирались доехать до Лондона.
- Брось! Все будет! Ведь мы живем для себя!

Отредактировано Angela & Ash (2010-01-07 17:50:13)

0

3

Глава 3

Вот уже три месяца Себастьян не видел Эша. Его друг стал дворецким, как и он сам. Старинный род, приличное жалование, в некотором роде, положение в обществе. Но он не был продажной сволочью. Его чувство свободы рвалось и требовало выхода наружу. Ведь граф, которому он теперь служил, мог бы победить на соревнованиях на самого деспотичного…ребенка. Да! Он был всего лишь тринадцатилетним ребенком! Юный Фридрих Фантомхайв …имя, которое Себастьяну не разрешалось произносить вслух.
Хозяин не считался с дворецким. Ни в чем. Даже в самой мелочи у Себастьяна не было свободы.
Раньше он не мог объяснить, почему любил рисовать сердечки на стенах сарая угольком. Черные сердечки… Еще тогда в двенадцать, когда он был рабом, подневольным, загнанным и замученным. А сейчас в двадцать один… такой же подневольный, забитый…Такое же черное сердце…Только с той разницей, что на нем появились белые полосы…Яркие, светящиеся…Островки надежды. Что или кто дал их? Себастьян знал – кто. И, наверное, сейчас он чувствовал себя особенно погано потому что соскучился по Эшу.

*   *   *

Себастьян, как ни пытался сдерживаться, все-таки пожаловался Эшу на жизнь. Его друг никогда не понимал его отвращения к подчинению. Эш всегда ненавидел зло, но почему-то рабство злом не считал, хотя сам по сути был рабом.
Все произошло слишком внезапно. Себастьян даже не успел очнуться от своих мыслей.
- Мы знаем чего тебе надо. Ты можешь получить это всего лишь за небольшую плату. Мы не вынуждаем…
Себастьян отнюдь не был слабаком и мог бы спокойно оттолкнуть этих двух хиляков в капюшонах, но вот их слова…Чего он хотел? Свободы и богатства одновременно.
- Ну и чего же я хочу? – они же не читали его мысли.
- Ты хочешь избавиться от своего хозяина и получить богатство…
Себастьян был ошеломлен. Он никогда не думал об убийстве, но… Ведь он не остановится ни перед чем ради свободы! В Бога он не особо верил, и ад с муками его не страшил.
- Сколько?
- Нет, нет…Нам не нужны деньги…Нам нужно провести над тобой всего лишь один обряд, – Себастьяну показалось по голосу говорящего, что тот улыбнулся.
Обряд? Для него нет Бога потому…
- Хорошо!
- Скрепи контакт кровью! – жестокий голос звучал угрожающе. – Не сдержишь обещание – умрешь.
- Ладно… - Себастьян подставил свою руку под нож, который достал говорящий. Их кровь перемешалась и полилась по жилам. Себастьян ощутил какой-то прилив сил и энергии.

*   *   *

Себастьян ощутил какой-то прилив сил и энергии. И все-таки кофе – дрянь, и выпил он его только для бодрости. Потому что ему предстояла, возможно, самая важная ночь в его жизни. Ночь свободы, как он ее уже называл про себя. Часы в холле пробили полночь. Как раз пока били куранты, в его комнате появились люди в капюшонах. Как они сюда попали, Себастьян не знал, да и знать не хотел. Совершенно бесшумно они проникли в комнату хозяина.
- Ты должен совершить это сам, – тихо, но убедительно сказал человек в капюшоне.
- Но ведь моя совесть будет запятнана грехом, а вы – профессионалы своего дела, – без тени страха сказал Себастьян. Он скорее был удивлен.
- Твоя совесть тебе более не понадобиться. Иначе не выживешь, – уверенно сказал человек и протянул Себастьяну нож.
Тот взял его, поднес к оголенной шее Фантомфхайва…Граф даже не вскрикнул…не успел… Все то, что произошло дальше, Себастьян помнил плохо. Люди в капюшонах схватили его, выпрыгнули в окно и…полетели…Уж как, он не знал…
Через несколько минут они оказались на каких-то развалинах. Под ногами хрустел песок и щебень.
- Стой! – человек снял маску, но было так темно, что Себастьян не увидел его лица. Он остановился и тут же на его глаза надели повязку.
- Тебе не будет больно…Только непривычно сначала…

*   *   *

«Тебе не будет больно…Только непривычно сначала…» - в ушах Себастьяна до сих пор звучал голос человека в капюшоне. Он простоял на этом острове час, не меньше…Хотя ему казалось, что время вообще потеряло здесь свой счет, так что вполне может быть, что прошло не более минуты. А потом он почувствовал, как ноги перестали быть его ногами, голова больше не сидела на его плечах…и вообще было ощущение некого полета. И с каждым мгновением оно усиливалось. Вечная чернота, перестала быть чернотой ткани перед его глазами. Его закручивало в вихрь густой, липкой, противной темноты, от которой - он чувствовал - не убежать никогда. Чувство отчаяния – это все, что его охватило в ту минуту…
«Может это всего лишь сон?». Обычно в его снах, покрытых чернотой, не было такого отчаяния, не было неизбежности, не было такой пугающей густоты мрака. И там всегда были белые полосы яркого света.

Отредактировано Angela & Ash (2010-01-07 17:53:03)

0

4

Angela & Ash
я в восторге **

0

5

Angela & Ash
х))) Мне тоже нравиццо х)

0

6

*смутилось*  :blush:
не верю... я ведь отстойно пишу тем более эти первые главы ужас какой-то...)))

приятно что есть коменты)

0

7

Мне понравилось..
________
А это такая фишка - повторять пред идущую фразу..
??? http://s42.radikal.ru/i096/0808/62/a89ef80a8042.gif

0

8

Jason Stone написал(а):

А это такая фишка - повторять пред идущую фразу..
???

да) фишка из Цвета надежды

0

9

Глава 4

Себастьян не знал, и знать не мог, сколько времени прошло, но чернота начала рассеиваться и он очутился на твердой поверхности. Точнее не совсем твердой, но, по крайней мере, под ним было, что-то материальное, а не эта вязкая чернота. Он прекрасно помнил события прошедшей ночи и очень удивился, почувствовав, что совершенно не устал. А потом он еще понял, что его тело изменилось…Почувствовал по внутренним ощущения.
Себастьян осторожно приоткрыл глаза и…чуть не сошел с ума.
Во-первых, он был в какой-то темной мрачной комнате, на потолке которой тонкой сетью висела паутина. Вот именно тот факт, что он увидел все тончайшие нити паучьего творения на потолке, который возвышался над ним не менее чем на 4 метра, и поразил Себастьяна. В полнейшем ужасе он вскочил (оказалось, что он лежал на большой дубовой кровати с зеленым старым покрывалом) и подбежал к зеркалу с резьбой. Он увидел…Да уж! Скорее лучше не описывать, что он там увидел, а просто написать, что с этого момента понял, что же за обряд с ним провели. Демон…Исчадие ада…Проклятый…Кажется так Эш когда-то называл тех кем он предположительно стал. Эш…Себастьяну показалось, что он видел друга, целую вечность назад. И его охватило чувство, что больше никогда-никогда не увидит…Странно, но Себастьяну показалось, что его ощущение, мировоззрение, восприятие, душа, в конце концов, не изменились. Но это только пока…

*   *   *

- Но это только пока – один из бывших «людей» под капюшонами объяснял Себастьяну основные правила – пока ты можешь прожить весь год без человеческих душ, ни капельки не слабея. Но за это время ты должен научиться полностью, контролировать себя и свою внешность. Это надо, что бы люди, когда мы спускаемся в их мир, не знали кто мы. Ни один, ни один человек не должен видеть тебя в настоящем обличии. Иначе тебя казнят, и уж поверь мне не путем повешенья. Пока это все. Самое главное и основное.

*   *   *

Самое главное и основное в его жизни теперь было пожирание человеческих душ. Себастьян или как он представился здесь – Джейсон, быстро овладел навыком трансформации и владением оружия. Он забирал столько душ, сколько ему хотелось, и ни кто не мог ему указывать в этом деле.
Только вот с каждой поглощенной душой его собственная душа чернела и темнела. А он никак этому не противился, наоборот здешние правила диктовали ему быть черным внутри, не оставляя как всегда никакого выбора. Только теперь Себастьян не желал этого выбора. Его все устраивало, кроме одного. Белые полосы. Они не могли исчезнуть. Не могли и не хотели исчезать. Они не смывались и не темнели при виде крови сотен людей, они лишь тускнели, засыпали, прятались и Себастьяну, казалось, иногда, что их и вовсе не стало. Это радовало его как ничто другое, ведь Эш был все так же сильной болью в его груди, хотя прошло уже несколько веков. Но белые полосы засыпали только для того, что бы однажды проснуться с новыми силами. И разрушить его хрупкий душевный мирок.

*   *   *

И разрушить его хрупкий мирок, внеся в него слишком много тьмы.  Шел девятнадцатый век. Век в котором Эш и Себастьян предполагали разбогатеть…А он тогда ещё смеялся… А вообще, когда он последний раз смеялся по-настоящему…Не злобно, не злорадствующее, не торжествующе, а просто, по-доброму?
Себастьян вскочил с постели на которой валялся от нечего делать. Зачем он об этом думает? Ведь ему это не надо! Он демон, он тьма, он не должен смеяться…Теперь законы, которые управляли им, не особо тяготили, ведь они были всего лишь законами, а не конкретными людьми.  Каждый раз, вспоминая свою ненависть к подчинению, он вспоминал ненависть к злу. Не свою, а мальчика, который внес в его жизнь свет. Белокурого, голубоглазого и улыбающегося, как солнышко. С каждым годом Себастьян вспоминал Эша все чаще. И с каждым годом воспоминание о нем становились все болезненней.
Не видеть самого дорого тебе человека больше чем пять веков. Ненормально.. Себастьян никогда не наблюдал за жизнью Эша  после превращения. Слишком увлекся новой жизнью, а когда опомнился было, как он считал, уже поздно. Иногда Себастьян думал, что отдал бы все, лишь бы увидеть старого друга. Но тут же гнал от себя эти мысли.... Они его пугали, убивали, уничтожали, размазывая его, как ничтожество. А здесь он привык к своей силе и, в определенной степени, могуществу.
И вот сегодня он чувствовал себя слабым уже как минимум три часа. И именно сегодня ему все надоело.  Он уже добывал души любыми способами кроме одного – контракта с людьми. Как считалось, самый светлый и мазохистский путь «пропитания». Себастьяну было неинтересно работать на человека за одну-единственную ничтожную душонку. Да и к тому же ему бы пришлось опять подчиняться. Но вот сегодня ему приспичило «все испытать» . Он встал с кровати и побежал в ту часть Темного Дворца, где был выход в человеческий мир. Себастьян схватил книгу с именами желающих заключить контракт, открыл на первой попавшейся странице, и ткнул пальцем, не глядя…

***
Он ткнул пальцем, не глядя, и как всегда выбрал худшее, что могло быть. Сиель Фантомхайв… Фантомхайв? Фантомхайв?!Ощутив себя где-то в промежуточном состоянии между адом и землей, он чуть не заорал от возмущения, ужаса и чего-то еще, чего он понять пока не мог.
Перед ним лежал мальчик лет двенадцати с закрытыми глазами и черными волосами. «Ивот какого черта он похож на предка?!» На секунду, всего лишь на миг Себастьян почувствовал жалость к этому человеческому существу, которое было в таком отчаянии, что пошло на контракт с демоном, да и к тому же всего лишь всего-навсего ради бессмысленного мщения.
Совершив контракт, они бесшумно опустились на землю где-то в лесу. Сиель лежал неподвижно и тяжело дышал. «Так он будет валяться еще часа три» -, Себастьян устало закрыл глаза, приняв человеческую форму… несознательно получился облик Себастьяна из тринадцатого века с той лишь разницей, что одет он был более современно. «Бред…»

0

10

Глава 5

Мальчишка открыл глаза где-то через пять часов. «Всего восемь часов назад я был счастлив»… - удрученно подумал Себастьян. На правом глазу Сиеля красовался знак недавнего контракта. Вместе с левым глазом смотрелось довольно зловеще. И навевало старые воспоминания. Белокурый мальчишка с фиолетово-голубыми глазами. А тут черненький мальчишка. Не велика разница… Хотя через секунду Себастьян понял, что ошибся. Даже сильно ослабший, голос мальчишки был твердым и властным, не терпящим возражений. Прям как у своего предка…
-Мое поместье находится в предместье Лондона, - сил Сиеля хватило только на одну фразу. Себастьяну ничего не оставалось делать, как только отнести господина в его поместье. Хотя Себастьян не знал где они находились, он уже точно знал в каком направлении надо двигаться. Делать все это в своем истинном облике было рискованно, а в этом им придется лететь не меньше двух часов. Но Себастьян не так уж и спешил…
***
Но Себастьян не так уж и спешил выполнять приказ хозяина. Ненавидел он подчиняться, а уж тем более выполнять приказы вовремя. Да и не накажет же его Фантомхайв за опоздание. Себастьян просидел в своей комнате еще минут пять, любуясь на наброски портрета. Сам того не желая, Себастьян нарисовал лучшего друга. Омрачненный этим фактом, он направился в кабинет господина.
-Ты опоздал на десять минут, - обвиняющее произнес Сиель.
«И что?»
-Извините, господин.
-Сразу перейдем к делу.
«О, это он сейчас будет рассказывать свою ужасающую историю мести?»
-Конечно.
-Ты не должен меня перебивать.

***
- Ты не должен меня перебивать, - высокий детский голос уже резал даже по демонским ушам.
«Бедные люди, которым приходится выслушивать этого хвастуна и пустозвона… Надеюсь он все же не часто так много болтает…»
-Извините, я всего лишь хотел спросить…
-Да, я понятия не имею кто убийца моих родителей, так что нам предстоит большая работа. Все, можешь идти. Ты мне понадобишься только вечером.
«А он прекрасно держится. Убить его взглядом не получиться…», - Себастьян снова углубился в свои мысли. Вскоре они уже были далеко.
***
Вскоре они уже были слишком далеко от поместья. Они направлялись на место будущих курортов. Себастьяна не особо волновала бы цель поездки, если бы не факт, что слуги-неудачники, которых он сам нашел (на свою голову) ехали с ними. Они вот уже второй час поездки галдели без умолку и постоянно обращались к нему, что ужасно раздражало. Слава Дьяволу что хотя бы хозяин у него был немногословный, а то бы с его высоким голосом можно было бы сразу вешаться. Еще раздражала коляска в которой они ехали. Они могли бы добраться в сто раз быстрей, если бы Себастьян взял Сиеля в охапку и полетел бы над Англией. Но нет… Надо было трястись в этом корыте.
Только к шести часам вечера их кибитка подкатила к дому хозяина здешней деревни. Из дверей вышла служанка и направилась к их карете. Ничего необычного. Но вот отменное зрение не подвело Себастьяна и сейчас. Белокурые волосы, фиолетово-голубые глаза, заостренные черты лица, приятная, добрая улыбка. Демон чуть заметно тряхнул головой. «Это девушка, так что это просто совпадение. Ну или в крайнем случае его дальняя родственница. Хотя вряд ли – просто совпадение и плохая человеческая память. Себастьян вышел из коляски и помог хозяину спуститься.
-Добрый вечер, господин, - у служанки оказался очень мелодичный голос. Но острое ухо демона услышало в нем сталь. Холодную и очень острую. Эти нотки развеяли последние сомнения Себастьяна насчет личности горничной.
Потом было краткое знакомство, неадекватная реакция Финни, восхищение Мейлин, комплимент от Барда. Затем знакомство с хозяином дома, потом какая-то муть, проскальзывающая через мозг демона и не особо там задерживающаяся. Опять Сиель был в опасности, опять он его от чего-то там защищал… Опять это беспомощное существо требовало приготовлений ко сну и т.д. т. п.
Себастьян вышел из комнаты, отведенной господину, и отправился к своей коморке. Свет от свечи отбрасывал длинные тени на голые стены.
-Кто тут? – испуганный голос Анжелы донесся откуда-то из темноты.
-Не пугайтесь, уважаемая горничная, - Себастьян уже хотел пройти мимо девушки, когда та взяла его за руку. Невиданная смелость для человека, тем более человека её положения.
-А, это Вы, Себастьян…- она задумчиво тянула слова. Себастьян уже хотел было вырвать свою руку, но встретил жесткое сопротивление. Для человека она была очень сильной… Даже через чур. Применять большую силу демон не стал. Ему, наоборот, даже стало интересно.
-Я хотела с вами поговорить, но днем не было ни одной свободной минуты… Я думаю Вы не против…
Себастьян благосклонно кивнул. Что ж, ему все равно нечем заняться этой ночью. А служанка выглядела весьма и весьма привлекательно (если не сказать большего) даже для его искушенного глаза.
-Вы так преданы своему хозяину… Сколько же он вам платит?
«Дурацкий вопрос». Себастьян прижал горничную к стене, но та, к его удивлению, даже глазом не моргнула.
-Достаточно, чтобы удовлетворять моим потребностям. Теперь я задам вопрос. Вы верите в Бога?
Первый раз за их разговор Анжела удивилась: «Конечно, но как и все грешна…»
-Ну, значит Вам нечего терять… - протянул Себастьян и опустил левую руку на талию девушки.
-Вам тоже, Вы уже давно потеряны…- глаза Анжелы стали почти полностью фиолетовыми.
Это не ускользнуло от Себастьяна. Он еле заметно вздрогнул.
-Ваша душа темная… Я знаю, -Анжела задрожала всем телом и Себастьян почувствовал непоколебимую светлую ауру вокруг неё, но не отстранился, а наоборот , еще больше приблизился к её лицу.
-Может Вы и правы, но Ваша душа слишком светлая для этого мира… Так не должно быть…- что ж, он может её запугать и она перестанет говорить всякие глупости.
-Иногда я тоже так думаю… Особенно сейчас,- служанка тоже приблизилась к Себастьяну, и тот почувствовал ее легкое дыхание.- И Вы не тот за кого Вы себя выдаете.
Анжела нежно коснулась его губ. Себастьяну оставалось лишь удивляться ее смелости
Он закрыл глаза и лишь на секунду позволил своей фантазии разыграться. Светлые черты девушки превратились в черты лица друга… «Так похожи…» - медленная, вялая мысль протекла в мозгу Себастьяна.
Анжела отпрянула от его губ и взяла его за руку. Провела их по темному коридору, к небольшой комнатушке. Когда они вошли, дверь за ними закрылась на щеколду… И это сделал не Себастьян. «Кто же она?»
-Как ты закрыла замок на щеколду?- он попытался изобразить удивление.
-Точно так же, как это делаешь ты,- ее тонкие пальчики обвили его шею. Себастьян решил подумать над ее словами потом.
Он впился в неё губами, пылко и страстно целуя. Наверное это было очевидно, что она ему отвечала тем же. Проворные руки стянули с него галстук, затем жилетку, рубашку, на пол полетели золотые часы. В то же время она осталась в тонкой маечке и нижнем белье. Губы Себастьяна ласкали ее плечи, руки, шею, а она лишь тихо шептала: «Я так скучал…», и запускала руки в его волосы… Себастьян не понимал и не хотел понимать этих слов.
***
Себастьян не понимал и не хотел понимать этих слов.
-Не надо…- ее тихий голос умоляюще просил прекратить, когда они уже извивались на холодном полу коморки. – Я,.. я не знаю, что может быть.
Себастьян чуть не рассмеялся.
-Глупышка, не бойся Для тебя не будет ничего плохого…
-Даже я этого еще не знаю,- в ее голосе проскользнули какие-то, до боли знакомые, нотки. Себастьян лишь ухмыльнулся и прижал ее к себе.
-Хотя… Делай, как знаешь. Я тебе доверяю… Как всегда…
Ее слова потонули в тягостном стоне.
***
Ее слова потонули в тягостном стоне.
-Спи, спи, малышка, - Себастьян нежно успокаивал ее на ухо.
Сам он собирался погрузиться в дрему, хоть как-то отвлечься от этого мира. Накрыв Анжелу, он лег рядом на полу… Обнимать ее за обнаженную талию было приятно.
***
«Обнимать ее за обнаженную талию было приятно.» - воспоминание, всплывшее в голове Себастьяна о проведенной ночи. Солнечный свет бил в закрытые глаза. Пришлось их открыть и…
Себастьян вскочил и отбежал на другой конец комнаты, зажав рот рукой. Слов и мыслей не хватало на то, чтобы описать то, что он увидел.
На полу, свернувшись калачиком, лежал… Эш. Да, тот самый Эш – друг детства и свет в душе Себастьяна.
Демон отчаянно пытался вспомнить что же вчера произошло и почему он проснулся, обнимая за обгаженную талию своего лучшего друга, который умер несколько веков назад.
Смятение, возмущение, смущение, осознание, и только потом радость… Себастьян уже не обращал внимание на то, что они голые, на то, что сюда могут войти, и то, что сейчас день. Он подлетел к другу и стал его трясти за плечи, «будя».
-Что, кто?... Пошли все.. А то сейчас сошью к чертям собачьим… - Себастьян не обращал внимание на полусонное бормотание Эша. – Да хватит уже… У меня вчера была бурная ночь…
Пробормотав это, Эш вскочил как ошпаренный и тут же упал в объятия Себастьяна.
-Я думал, я умру…- только и смог выговорить Эш после десяти минут объятий и безмолвной радости встречи…
Себастьян сидел на корточках и крепко прижимал к себе друга. Не верил. Все сон, сказка, неправда… Но ради такой сказки он готов отдать себя. Но пока он слишком многого не понимал.
-Почему так? Почему ты сразу не сказал? Почему ты был девушкой? Мы там же где и вчера?
-Ты так много хочешь сразу узнать… Я думаю, я расскажу сначала почему я вообще жив.
Я не мог не заметить того, что ты пропал, но для себя объяснял это тем, что ты в бегах. Ведь на тебя свалили убийство Фантомхайва. Честно говоря, я не был уверен в твоей невиновности, зная о твое свободолюбие. Но я был уверен, что ты обязательно дашь мне знак, придешь и скажешь, что вообще жив. Я ждал год. Я отчаялся. Я был одинок. Я был готов броситься во все тяжкие, и вот однажды меня поймала какая-то шайка и сказала, что если я им отдамся, то буду в силах изменить мир. Но менять мир тогда было мне не надо, это был ишь шанс чтобы найти тебя. А после обряда, который со мной совершили я стл ангелом.
Эш несколько минут наблюдал за произведенным эффектом. В подтверждение своих слов он расправил огромные белые крылья.
-А потом… Я пытался искать тебя, но быстрее и легче было найти крупицу золота в песке, чем тебя на этой планете. Тогда я действительно решил изменить мир. Сделать его добрее. Но… я думаю тебе не очень интересны мои идеи по очистке Земли, но скажу, что способы, которыми я экспериментировал с идеальными людьми не понравились другим ангелам. Меня выгнали из рая. В результате чего преимущество и наказание одновременно – два пола. Это ужасно… Ты даже представить себе не можешь как. Женская половина дает свой образ мышления, свои желания, стремления, потребности. Она спутывает МОИ мысли, смешивает их так, что отличить потом невозможно. А когда в том теле она берет верх и переходит все границы. Особенно когда много эмоций. Что и произошло вчера… И, знаешь, женские платья такие неудобные.
Эш закончил рассказ и они оба рассмеялись. Оба впервые так искренне, за столько веков. Казалось, они забыли, как это делается.
-Конечно… Жаль, что тебе нельзя всегда быть в этой форме, - Себастьян уже оделся и стал чинить разбитые часы.
-Черт! Восемь часов! Сиель обычно просыпается в это время.
Глаза Эша стали более фиолетовыми.
-Твой господин – грязь! И это я убил его родителей! И сделаю с ним тоже самое, если он не отступится от мести!- друг приходил в ярость. И не в такую, какую помнил Себастьян – полушутливую, а самую настоящую.
-Ты что? Ну убил и убил… Я уверен, что делал это больше твоего, и что мстят мне как минимум человек сорок, но и что их месть? Бесполезная трата времени. Все люди – грязь, мой господин не исключение.
Себастьян умиротворенно улыбнулся и прикрыл глаза. Он был по-настоящему счастлив сейчас. Счастлив впервые за последние шесть веков.
-Ты не понимаешь! Он был чист, как зеркало, а месть его уничтожила. От этого нужно избавиться!
-Месть - часть нашего контракта.
-Плевать мне на ваш контракт!
-Плевать? И на меня плевать?- Себастьян знал больную точку Эша и нагло усмехнулся.
-Нет…- Эш понуро опустил голову.
-Давай не будем сейчас о Фантомхайве... Меня это утомляет… И, если честно, то у меня к нему противоречивое отношение…
-А у меня нет. И вообще я удивляюсь как ты его вообще не прибил?
-Контракт, хотя иногда очень хочется, - Себастьян уже починил часы и подошел к уже одетому Эшу.
-Иногда мне действительно кажется, что я без тебя умираю… Как тогда, когда ты пропал, - Эш уперся руками в грудь Себастьяна.
-Эй!- Себастьяну явно не понравился этот «дружеский» жест. – твоя женская половина снова одерживает верх?!
-Хм… Не знаю, - усмехнулся ангел, но руки не убрал.- Ты мне слишком дорого, чтобы между нами были такие мелочи, как пол.
Себастьян в ужасе отпрянул от друга.
-Я тебя боюсь!- воскликнул он, но тут же рассмеялся. – Ты мне дорого, но я, в отличие от некоторых, остаюсь мужчиной!
Вдруг оба насторожились. Их чуткие уши услышали детские шаги по коридору. Себастьян в ужасе смотрел на Эша. Он только сейчас заметил, что на нем была мужская одежда, не та, которую она сняла вчера. В дверь забарабанили маленькие кулачки. Но, к его удивлению, Анжела прошла к двери и открыла дверь.
-Себастьян, где ты шляешься!?- пронзительный голос Сиеля резанул по ушам. – Сколько можно тебя звать?!
-Господин, Вы забыли поздороваться с госпожой Анжелой, - подавив накатывающийся хохот, он продолжил. – Это невежливо.
Сиель видимо немного «остыл» и нехотя пробурчал под нос что-то смутно напоминающее: «Доброе утро».
-А теперь ответь мне на вопрос: что ты тут делаешь и почему не слышишь когда я тебя зову? – Сиель подозрительно покосился на Анжелу. Та невинно улыбалась и, с видом внимательного слушателя, переводила взгляд с одного на другого.
Только Себастьян чувствовал, что ее так и распирает от злости и смеха одновременно. Заметив подозрительный взгляд господина, Себастьян решил не особо сильно врать.
-Вам подробно рассказывать? – на лице демона застыла усмешка.
Сиель сморщил нос и брезгливо посмотрел на дворецкого, но промолчал. Фантомхайв демонстративно отвернулся и вышел, крикнув: «Я завтракаю внизу». Как только дверь за ним захлопнулась, Себастьян и пока еще Анжела разразились беззвучным хохотом.

0

11

В общем-то никому не нужное продолжение...
Глава 6

Пара дней смогла перевернуть весь его мир, всю душу, раскрасить его мир по-новому, внести в неё цель. И только из-за одного человека. А теперь с этим человеком нужно расстаться, причём на неопределённый срок.

Сиель уже сел в карету. А Себастьян всё «тормозил»: то Барду помочь вещи уложить, то Финни утешить, то поймать вещи, валящиеся из рук неуклюжей Мейлин. И служанка Анжела всё время крутилась рядом с ним и что-то радостно щебетала. Только один раз им удалось нормально поговорить, да и то – они так и не решили, когда увидятся в следующий раз. В конце концов, Себастьяну ничего не оставалось делать, как только залезть в карету и поехать со своим господином.

Лишь один взгляд, доли секунды, яркая искра и огонёк, надежда и радость фиолетово-синих глаз. Он отвернулся и произнес так тихо, что любой человек счёл бы его шёпот за шорох листьев: «Мы ещё увидимся, Эш». Через минуту они уже тряслись по пыльной дороге. Мысли Себастьяна остались в той деревушке.

***

Мысли Себастьяна остались в той деревушке. Только теперь с его глаз спала пелена счастья того солнечного утра. Всё это было неправильно, нереально, понарошку – он переспал со своим лучшим другом – ангелом. Когда он демон мужского тела. Это противоречит всем правилам, устоям, обычаям и законам. И раз это так – этого не должно быть! Он не будет искать встречи с Эшем! Потому что кончиться эта встреча может «плачевно». Но убедить себя самого в этом Себастьяну было сложнее всего. К тому же его отлучки навряд ли смогут остаться незамеченными господином. А это уже точно нежелательный эффект.

***

А это уже точно нежелательный эффект. От скуки он начал танцевать. Бред. Но от нечего делать и головой об стену биться начнёшь.

Редкие «задания» господина были чуть ли не секундным делом. Все операции «защиты и спасения» господина, его имиджа и  имиджа его компании были полнейшим бредом. Особенно ледяная фигура Ноев ковчег. Тонкая и понятная лишь ему ирония из человеческой глупости.

А потом эта странная простенькая кукла, которая могла бы стать воплощением одного из его самых ужасных кошмаров. Нити, которые подчиняют… Без шансов на сопротивление… Слава Дьяволу, он сильнее. Хотя он оценил задумку Эша. Как будто специально для затаскивания его в ловушку посредством его слабости. Полуигра, полуправда…

И всё-таки он не оценил юмора с чучелом. Пугающее зрелище и страшная кукла. И как Фантомхайва удар не хватил?

Хотя в тот момент он больше всего боялся снова увидеть Эша, не сдержаться, улыбнуться, выдать себя. Вернее то, что действительно было им, а не то, что Себастьян пытался принять за себя.

***

Вернее то, что действительно было им, а не то, что Себастьян пытался принять за себя. С каждым днём он становился двуличнее даже с самим собой. В дневном одиночестве, в разных «мирских занятиях» он почти убедил себя в том, что Эш – лишь посылка из прошлого. И что, ответив на нее, он лишь колыхнёт ненужные воспоминания. А ночью, в «дрёме» он понимал, чувствовал, болезненно ощущал, как умирают и сохнут в нём остатки души. Души, которой не существовало без Эша.

Эти два лица явно были непримиримы, и любой внешний фактор мог предоставить место 2 лицу. Этот фактор появился слишком быстро и по вине господина.

Идиотское обещание этому идиотскому шинигами. И его идиотская фраза про веточку сакуры, сказанная невпопад и не тому, кому предназначалась.

То утро ничем не отличалось от десятков остальных. Только вот завтрак господина был прерван без спроса ворвавшимся Грелем Сатклифом. Красноволосое чудовище на каблуках как у покойной мадам Ред визжало на всю комнату о дурацком обещании и «пикантных» подробностях их будущего. Слава Дьяволу, что только одного дня.

По приказу господина ему пришлось поплестись за чудовищем со странными наклонностями. Оно решило далеко не ходить и «спрятаться» в садовом домике. «Вот будет весело, если сюда придёт Финни» - Себастьян лишь на секунду улыбнулся.

Что дальше собиралось делать красноволосое, Себастьян не знал и знать не хотел. Он просто припёр того к стенке (это было весьма просто, учитывая отсутствие у него пилы) и сказал: «Я не собираюсь тебя целовать, извращённое ты существо», - невольно получился акцент на «тебя».
– А кого? – Грель возмущённо надул губы. Вышло весьма страшно, учитывая его акулью челюсть, по которой так и хотелось двинуть.
– Ты же знаешь, что я могу тебя в лепёшку превратить, так что я думаю, у тебя нет выбора… - процедил Себастьян сквозь зубы и сильнее прижал «чудо в красных перьях» к стене.
– Ну один раз по-французски, - Сатклиф пытался сделать умоляющие глаза. Опять же получилось страшно, - твой господин приказал это тебе.
– Да плевать!, - хотя Себастьян не успел договорить. Изворотливое существо вывернулось и прижалось своими противными жёсткими губами к его, но так и не получило ответа.
– Это нечестно… Сиель сказал, что с тобой можно сделать что угодно…
- Но только с моего согласия! Себастьян сильно ударил Греля по лицу и уже почти вышел из сарая, когда красноволосое догнало его и повисло на шее, причём не только повисло. Себастьян заехал ему локтем в живот, вышел и запер дверь. «Эш, господи, какой же ты хороший…»

***

«Эш, господи, какой же ты хороший…» эта фраза стала чуть ли не молитвой перед сном для Себастьяна. Эта мысль сразу же вводила демона в мор грез, от которых не хотелось уходить.

Так было и в это пасмурное утро. Услышав сквозь дрёму голос Фантомхайва, Себастьяну пришлось подняться. Как всегда процедура одевания, подавания чая, просмотра газет и писем… Только на этот раз письмо было от Королевы. Естественно, 
«пёсик» встрепенулся и насторожился. Демон даже представил Сиеля с собачьими ушами и хвостом. Только вот Себастьяну стало не до смеха. Прошлое поручении Её Величества закончилось встречей с Эшем. Опасно для его первого лица, для разума, боровшегося против ангела. Но даже если бы Фантомхайв знал бы об этом, всё равно пришлось бы ехать в этот чёртов монастырь.

0

12

Глава 7

Через два часа они уже были в карете и направлялись в какую-то деревеньку. Как назло с ними увязалось красноволосое чудовище.

Сам монастырь представлял собой весьма мрачное и непримечательное здание. С еще менее примечательными людьми. И монашками, называвшими их нечистью. В точку. Удивительно, если здесь не замешан Эш.

А потом ещё и девчонка не желающая говорить. И способ, который он выбрал, чтобы развязать ей язык. Он постарался – поступил с ней жестоко, но это мелочи – ему плевать, когда кто-то встаёт на его пути, в Себастьяне проснулись поистине демонические инстинкты. Но оно наверное того стоило. Взять хотя бы бесящегося Греля за дверью. А потом ночь в монастыре. Каморка три на три. Маленькое окно. Но в это окно пробивался лунный свет. Вдруг за спиной Себастьяна открылась дверь, и он увидел сначала длинную тень на полу, а потом и её обладателя. Вернее почувствовал.

***

Вернее почувствовал. Ощутил с такой силой, что сопротивляться сил больше не было.

Тонкие пальчики Эша замкнулись на его талии и крепко держали Себастьяна. Не убежать даже от себя. Он медленно обернулся и посмотрел другу прямо в добрые и тёмные глаза. Теперь он ещё и утонул.
- Что ты делаешь? - мысли в голове демона были ватными, тягучими, а слова выходили медленными и вялыми, - зачем?
- Я хотел сделать тебе приятное… Ты не рад, что я здесь? – удивление и расстройство в фиолетовых глазах… Ответом было лишь крепкое объятие Себастьяна.
- Ты скучал… - не вопрос, лишь факт, который Себастьян так тщательно от себя скрывал. Он лишь шумно вздохнул и прошептал Эшу в плечо: Это слишком неправильно… Друзья должны быть друзьями, а не чем-то…большим. И ангел должен оставаться ангелом, а у демона должна быть черная душа… Всё сломано, исковеркано… Почему с нами? Видимо это клеймо. Себастьян попытался отстраниться от Эша, но тот крепко прижал его к себе.
- А разве мы всегда следовали правилам? Если бы это было так, мы бы никогда не встретились бы… Никогда бы не были так счастливы как сейчас…
- Ты счастлив?
- Как никогда… - Эш прикоснулся губами к шее Себастьяна.
- Не надо… Не надо пожалуйста, это неправильно, неправильно, - демон что-то слабо лепетал но вскоре замолк и смирился.
- В прошлый раз я говорил тебе тоже самое… Тогда была совершена ошибка… Всё это как наркотик – тёмный каменный коридор, свечи, упавшие на пол, каморка, маленькое окно, луна, часы, летящие на пол, голые тела, секс, первый раз, дрёма, утренний луч, шок, осознание, радость… Хочется ещё и ещё раз по кругу… С тем же человеком… Такова моя сущность и правда…
- Наверное, мне стоит смириться…
- Вполне возможно. Даже если тебе противно, всё это только начало пучины… Я уверен… - слова Эша потонули в поцелуе на губах Себастьяна. Они слились в долгом и страстном поцелуе, но вот если бы демон мог плакать, то они бы захлебнулись в его слезах. Всё это было против его воли и слишком желанно, чтобы осознать.
- Тебя целовал кто-то ещё… - опять не вопрос. Факт. И ни тени упрёка.

- Пришлось, - Себастьян с отвращением фыркнул, вспомнил красноволосое чудовище.
- Мне всё равно… - Эш устало закрыл глаза и сел на пол, потянув за собой демона. Он положил руки Себастьяну на плечи. Тот не сопротивлялся. Видимо не было сил, да и желания.

***

Видимо не было сил, да и желания снимать с себя одежду вчера. Их, уставших и слишком потрёпанных друзей, хватило видимо горьких поцелуев и крепких объятий. Остальное было выше их сил. Пока.

Серое утро, тучи, туман, моросящий дождь. И ангел умер раньше, чем Себастьян успел «проснуться». Он сжался на каменном полу каморки и наконец, понял слова Эша во всей их силе. «Наркотики… Медленно и мучительно».

Голос господина, донёсшийся издалека, заставил на автомате встать, отряхнуться и выйти.  Выйти из защищённой области.

***

Выйти из защищённой области его души. А за пределами этой области друга нужно было бить. Ненавидеть. Мстить. Не на себя – за господина.

Лишь с одной мыслью он кидал столовое серебро в Анжелу: «Лишь бы промазать, лишь бы промазать…». Но как назло он был слишком меток сегодня. А она даже не смотрела в его сторону, чтобы прочитать в его глазах тысячу извинений за её боль. А потом были руины монастыря и шум падающих камней, среди которого он различил лёгкий шёпот: «Я знаю, что ты этого не хочешь… Но пока будет так».

Отредактировано Angela & Ash (2010-03-10 19:58:50)

0

13

Глава 8

Он знал. Он знал, что нельзя поддаваться, поддаваться немыслимому соблазну. Он знал, что сейчас он будет мучиться как никто на свете. И что он опять получит страшное раздвоение личности.

Дворецкий посмотрел на часы. Было время чая и вкусного десерта. Он подошел к кабинету господина. «Ваш чай, мой лорд!». «Войди», - голос Сиеля звучал как никогда дружелюбно. Фантомхайв вообще очень любил одиночество. Себастьян вошел и поставил чай на стол господина.
- Я полагаю, мне надо удалиться? – в его голосе почти не было вопросительной интонации.
- Да нет… Можешь остаться, если хочешь. – Сиель сказал это с обычной для него беззаботностью.
Себастьян хоть и не считал общество своего господина самым приятным, но ему стало даже немного интересно – хорошее настроение у Сиеля бывало редко и очень быстро сменялось плохим.
- Я смотрю, вы сегодня в духе.
- Хм, возможно. А ты все последнее время ходишь как в воду опущенный. Ты расстроился, что не смог забрать мою душу сразу после случая с монастырем?
Он интересуется жизнью дворецкого. Может Земля начала вращаться быстрее?..
- Нет, что вы… Я все равно рано или поздно получу вашу душу. Просто я хотел бы чаще видеться со своим другом… - едва замеченная пауза перед «другом». И вообще, зачем он начал это говорить?!  Чертова первая половина!
- А что тебе мешает с ним чаще видеться? У тебя вся ночь есть… - Сиель немного нахмурился, - а я бы хотел чаще видеть Элизабет…
- Леди Элизабет?! – «Он же вроде ее не жаловал особо… Влюбился что ли…» - вы вроде наоборот хотели видеть ее как можно реже…
- Она любит меня безгранично, а я… Я люблю ее как сестру. Просто я не позволяю себе полюбить ее как невесту. Но у меня плохо получается… Я не хочу делать ей больно… Потом… Говорят, что тот человек, который принес тебе больше всего счастья, может принести тебе больше всего боли. Ведь я все равно умру раньше ее… Намного…Себастьян уже подумывал, не уйти ли ему… Просто у него создалось впечатление, что Сиель говорил это все больше стенке, чем ему. И вообще раньше Фантомхайв никогда не рассказывал о таких вещах своему дворецкому.
- Единственный выход из вашей ситуации – не сближаться с леди Элизабет. Вам не будет так больно с ней расставаться, да и она не особо будет страдать, - по мнению Себастьяна очень логичный совет. Только вот как бы он сам хотел ему следовать. По всей видимости, Сиель помнил о присутствии здесь дворецкого.
- Да потому что ты ничего ни к кому не чувствуешь! Тебе плевать! Тебе плевать и на меня, и на Лиззи, и на Греля, и на бешеную Анжелу, вообще на весь этот мир плевать! Тебе наверняка даже на своего друга плевать! Себастьян не понял такой резкой перемены в настроении Сиеля. А последняя его реплика ему совсем не понравилась.
- вы не можете об этом знать. Это мое дело, - Себастьян, наверное, впервые так жестоко говорил с хозяином, - вы что-то еще хотели?
Сиель смерил дворецкого презрительно-подозрительным взглядом.
- Выйди отсюда вон! Эгоистичное, себялюбивое, смрадное существо! – Фантомхайв даже вскочил на ноги.
Но Себастьян удалился еще при первом слове своего господина. И как будто эти слова поставили в нем некий щит. Щит безразличия.

***

Щит безразличия так и не снимался, как бы того не хотел Себастьян. Возможно, это было следствием «раздвоения» и постоянных терзаний.

Вечером он подал ужин и не получил даже кивка головы от своего господина. Даже ни одного слова, ни одного указания. Приготовил он его ко сну в таком же напряженном молчании. Только вот дворецкий не чувствовал на себе никакой вины. Его мысли должны бы были заняты противоречием интересов его друга и господина, но все это как-то ускользало от его сознания и делало равнодушным ко всему на свете.

Ночная тишь была слишком хорошо ощутима сегодня. В его кабинете при распахнутом окне. Одинокая луна освещала лес за пределами поместья. «Наверное такое зрелище наводит благоговение на людей…» Себастьяну даже сначала показалось, что этот истошный крик исходит именно из леса. Но потом его чуткое ухо уловило, что звук идет…из комнаты хозяина. Дворецкий поспешил туда. Даже не постучав, он вошел и…не увидел даже никаких следов опасности. «Дьявол его побери, опять ему что-то приснилось… Зачем я вообще пошел. Убили бы его… Может и лучше было». Себастьян даже хотел выйти, когда Сиель его все-таки окликнул:
- Ты будешь со мной до самого конца? – причем акцент он сделала на «самого».
- Да, мой лорд. Это часть контракта. Раз его считают бездушной сволочью, то пусть найдут подтверждение этому.
- Подойди. Мне снился кошмар. И в нем ты был единственный, кто пошел со мной до конца.
- Что же конкретно вам снилось?
- Я видел туннель. А в нем много лиц. И они все меня укоряли. Просто немо смотрели укоряющим взглядом. И только мама сказала: «Не надо было за нас мстить». Я иду по этому туннелю, к свету, а потом просто падаю, падаю… И ты меня ловишь. И ты единственный, кто смотрит на меня без укора… Кто поддерживает меня… Вообще-то я не хотел тебе рассказывать.
«И почему же рассказал?!» Это маленькое откровение как будто прорвало плотину его безразличия. Он смотрел на детское лицо своего господина, а видел другое детское лицо. Смотрел в голубые глаза, а видел фиолетовые. Смотрел на бледную кожу, а видел румянец. Видел грустно сжатые губы и дорожку от высохшей слезы, а видел улыбку, искрящуюся на губах. Слушал надрывные слова, а слышал звонкий голос–колокольчик. Ведь он – самый дорогой ему, самый близкий, самый… А ведь он скучал… Себастьян зажал детское лицо в своих ладонях. Плескавшееся в глазах недоумение превращалось для него в радость. Ему так захотелось дотронуться до этих таких невинных губ. Первым. Навсегда. Его губы были в миллиметрах от губ мальчика. Он запечатлел на нем поцелуй. Только вот мальчик отреагировал не так, как ожидал Себастьян. То есть, никак не отреагировал. Но это в первую секунду. А потом податливые детские губы уступили его натиску. Краем глаза он видел тонкую мальчишескую шею. Его пальцы коснулись его кожи и неумолимо стали спускаться вниз. Тонкая ленточка встала на его пути. «Ленточка? Мы же бедные… Откуда?»

Сладостное наваждение рассеялось как утренний туман. В объятиях Себастьяна сидел мальчик-ангел Эш, а не его господин Сиель. И он его обнимал. И это было уже сложно назвать непорочными объятиями. И он только что запечатлел на нем поцелуй. Наверняка первый для господина. Себастьян не мог различить никаких эмоций на лице Фантомхайва. Полнейший ужас заставил демона в один миг распахнуть окно и вылететь через него навстречу ночи. «Безумие…»

***

Безумие с его стороны было лететь над ночным городом в настоящем обличии. Но его это не волновало. Лишь желание убежать, скрыться и в то же время орать, как неистовый зверь, чтобы все знали о том, что он не хочет делать этот выбор, что он просто не может его делать, что это не в его силах.

На одной чаше весов лежала его жизнь, а на другой жизнь лучшего друга. По большому счету. Если он отрекается от господина, то ему не придется убивать ангела, но он нарушит контракт и Высший Суд приговорит его к смерти. Но с другой стороны он должен убить лучшего друга, чтобы не нарушить контракта.

И он не сможет поднять руку на Эша… Никогда… Но смерть может быть страшнее. Ведь тоже будет бездна… Без всякой надежды на вторую жизнь…

Себастьян летел туда куда несли его крылья… Он убегал…От проблем, от контракта, от господина, от человеческого облика, от людей, от мести, от закона, от подчинения… От себя. Потому что его душа, грязная, черная, запятнанная была там, среди привычной обстановки, в том облике. Но одна белая полоса его души все еще жила… В не сочетаемом с ней безобразном облике.

Себастьян летел над крышами Лондона. Пустыми и черными. Естественно, его внимание не могла не привлечь фигура, стоящая прям на самом краю высотного здания. Самоубийство… Личная драма, трагедия, смерть любимой, стыд, позор, разорение… - он даже фыркнул при мысли о подобных людских «трагедиях». Мелочность… Это и отличает людей от демонов. Вдруг ему нестерпимо захотелось убить, уничтожить, растоптать этого человечишку, жизнь которого не была дорога даже ему самому. Демон подлетел к человеку и толкнул. С размаху, со всей силы так, чтобы он погиб наверняка. Но к его безумному удивлению человек сильно пошатнулся, а затем расправил огромные белоснежные крылья. Себастьян тут же принял человеческий облик, и фигура человека стала ему слишком знакома… «Какого черта…» Он не знал, хотел ли этой встречи…

Ангел медленно повернулся и уже приготовил кулаки, чтобы побить того, что мог желать его смерти… Но его рука зависла на полпути к лицу Себастьяна…
- Это… Какого… Я ведь и нос разбить мог, - обиженно пробурчал Эш, падая в объятия друга.
- Я бы не дал… Если бы знал, что это ты, - Себастьян усмехнулся ему в плечо и тут же разжал объятия. Его взгляд устремился в ночную мглу Лондона.
- У тебя что-то случилось, - и вновь не вопрос – утверждение.
- Так не может дальше продолжаться. Нужно сделать этот поганый выбор. Эш не сделал вид, что не понимает, о чем говорит его друг, не попытался сказать, что все в порядке, не сказал, что все само уладится. Ведь он тоже понимал… И тоже не хотел делать этот выбор.
- Надо искать третий вариант, обходной путь, - ангел как всегда как будто читал мысли Себастьяна.
- Такого пути нет… Выбор надо делать из двух… Жизней… Твоей или моей, - голос демона звучал на удивление сухо.

Вдруг перед его глазами встала картинка. Он родился подневольным. Его звали Себастьян. Затем он сбежал. И снова был подневольным. Потом он убил своего господина Фантомхайва. Мальчишку лет тринадцати. А затем он приобрел новую жизнь. И он менял имя сотни раз. И всегда оставался подчиненным Дьявола. А потом его временным господином стал Фантомхайв. Мальчик тринадцати лет. И его вновь зовут Себастьян. Значит, чтобы замкнуть круг, ему надо убить своего господина. Любая жизнь – это замкнутый круг. Теперь он отчетливо себе это представил. И он точно знает свой выбор.
- Круг замыкается. Другого выбора не может быть. Себастьян задумчиво смотрел на Лондонский пейзаж. На этот раз Эш его не понял.
- Какой круг?
- Такой - той и этой жизни. Тогда я убил Фантомхайва и сейчас должен сделать то же самое. И завершить свой круг существования.
- Что?!
- Да. Это мое окончательное и твердое решение. Твои идеи по очистке мира гениальны. Они не должны пропасть. Твоя жизнь идеальнее. Ты добро, ты свет, ты чистота. А я… Я просто демон. Такой, что слишком грязен для рая и слишком чист для ада.
До Эша медленно начал доходить смысл слов Себастьяна. Если он принял решение, то это точно. Это жестко.
- Нет… Ты не можешь так поступить… Со мной… Путь обхода есть всегда… - он даже не надеялся переубедить демона.
- В данном случае нет, - Себастьян сел на край крыши. Ночной ветер трепал его волосы. Его тонко очерченный профиль создавал какой-то безумно гармоничный контраст с черным ночным небом. Черная одежда сливалась с ночным небом. Сейчас не существовало Себастьяна как такового. Был только его образ, его оголенная душа со слишком яркой полосой света…

А сзади Себастьяна стоял Эш. Поверженный, сраженный, убитый. Он пока еще не до конца осознал выбор Себастьяна во всей его полноте. А когда осознал, то рухнул на колени рядом с демоном и зарыдал. Впервые за несколько веков… Откровенно и по-настоящему. Наверное, так он не рыдал никогда. Рыдал на плече друга, которого должен был потерять. Потому что так надо… Наверное…

***

Наверное…Он старался не допускать это слово в свои мысли…
Он не знал, сколько они так сидели на крыше, овеваемые холодным Лондонским ветром. Ему показалось, что вечность, на самом деле всего ночь. За Биг-Беном забрезжил легкий розовый летний рассвет. Он как будто разбудил Себастьяна. Заставил хоть что-то почувствовать из внешнего мира. Он почувствовал, что плечо его было мокрым. И это не была роса, выпавшая с утра. Это были слезы. Соленые и горькие. Таких он никогда не видел. Слезы ангела. Чистые, кристальные, запачканные горем. Горем о грязном демоне. Себастьян почувствовал, что друг обессилено положил голову ему на плечи и тихо вздрагивал. Белые волосы разметались по фраку. Демон никогда не видел Эша настолько… Беспомощным, беззащитным, опустошенным…
- Вставай, - Себастьян мягко дотронулся до плеча друга.
- Нет! – сдавленный хрип вырвался из горла Эша. – Есть другой выход…
- Может и есть, но вот только круг то все равно замкнется.
- Тогда послушай. Я попытаюсь отговорить Фантомхайва от мести. Тогда у меня не получилось, но теперь я буду в более сильной форме, и у меня будет более… Убедительный стимул.
- Как хочешь… Делай как считаешь нужным… Но круг все равно замкнется. Я, как ни странно верю в судьбу. То, что ты делаешь – это не обход закона. Лишь незаметное его нарушение и оттого еще более наказуемое.
Но Эшу уже было плевать на то, что там говорил дальше Себастьян. Он оказался не столь непреклонен как ожидал Эш. Теперь ангелу оставалось лишь собрать все свои силы. Ему захотелось что-то делать, помогать, очищать, и вообще жить.
- Тогда пойдем быстрее! Мы должны успеть до того, как Фантомхайв хватится тебя!
Себастьян лишь немного удивился столь резкой перемене в настроении друга, но ничего не сказал и потел вслед за ним в сторону поместья.

Уже через 5 минут они стояли «затаившись» в кустах сада и разрабатывали план действий.
- Окно господина вон то. Я буду внизу на лестнице. Как только ты введешь его в транс, позови меня, если сможешь. Если не сможешь, я приду через 5 минут после начала «процедуры». Надеюсь, эти слуги-недотепы еще не проснулись, - Себастьян кивнул Эшу и тот направился к указанному окну.

Себастьян удобно устроился на перилах в парадном холле. Слуги естественно без его крика вставать не собирались, а кричать он и не думал. Демон весь превратился в слух. В полнейшем напряжении ждал сигнала от друга. В комнате господина сначала было абсолютно тихо, потом послышалась какая-то возня, скрип открывающегося окна, приглушенный шепот, тихий шорох крыльев и снова тишина. Прошло 5 минут, но знака не последовало. Себастьян мигом добрался до комнаты. Его глазам предстала весьма странная картина: посреди комнаты стоял его господин в той самой ночной сорочке с ленточкой и смотрел на что-то шепчущего ангела абсолютно опустошенным взглядом. Эш же парил в нескольких сантиметрах над полом и был сам сосредоточение. «Понятно, почему он не подал знак». Вдруг рукав белого фрака Эша стал алым от… Крови. Себастьян был немного шокирован, но не растерялся, оторвал подол фрака и перевязал руку друга. Через несколько минут такого же немого напряжения, второй рукав Эша окрасился в красный цвет. Себастьян снова перевязал рану. Теперь ему совершенно не нравилась затея друга, и он понимал, что Эш знал, на что шел. Когда из груди друга пошла кровь он крикнул:
- Хватит! Так только хуже! Прекращай! Но ангел даже глазом не моргнул. Он продолжал отчаянно терять силы. Теперь все перья его крыльев стали красными от крови. Ноги подкашивались из-за тяжести ран. Между тем Сиель что-то вскрикивал, куда-то тянулся, бежал на месте и вообще проявлял все признаки сумасшествия.

Лицо ангела с каждой секундой все сильнее искажалось от боли. Из его брови струйкой капала кровь, но губы упорно продолжали что-то шептать и он продолжал сохранять зрительный контакт, изо всех сил стараясь не моргнуть. Себастьян понимал, что еще минута и друг упадет в обморок, но он понятия не имел, как может ему помочь.

Все-таки ангелу не удалось окончательно выстоять. Он рухнул на колени, стараясь не потерять сознание. Сиель в этом время застыл как вкопанный.
- Можешь помочь… - еле прошептал Эш, сплевывая кровавую слюну.
- Конечно.
Ангел протянул руку, и Себастьян бережно взял ее. Через несколько мгновений Эш снова стоял на ногах. К нему снова вернулись силы. И начали убывать у Себастьяна. Он чувствовал, как по его руке сомкнутой с рукой Эша текла кровь. Теплая и противная. Он никогда не любил кровь. Ничего: ни вид, ни запах, ни цвет. Себастьян чувствовал, как силы стремительно покидают его, но он должен выстоять столько, сколько надо будет Эшу, чтобы закончить. Он должен быть не слабее друга. В рот попали несколько капель алой жидкости. Он дрожал всем телом и Эш сильнее сжал его руку. По виду друга Себастьян понял, что что-то шло не так, что процедура затягивалась. Демон понимал, что больше минуты не выдержать, Эш тоже это понимал. Ноги Себастьяна подкашивались, и Эш можно сказать держал его на своей руке. Вдруг ангел резко дернул головой, и связь между ними прервалась. Падающий на пол Сиель – это было последнее, что запомнил Себастьян. А затем он упал в обморок. Впервые за всю свою демоническую жизнь.

***

Впервые за всю свою демоническую жизнь он почувствовал боль. Настоящую. Не слабую, от легких побоев и пощечин, ударов или человеческого оружия, а такую что каждая клеточка его тела ныла при малейшем движении или прикосновении. Да, да к нему кто-то прикасался. Мягко, нежно, заботливо. «Как мама» - почему-то в мозгу демона всплыло именно это сочетание. Наверное, так обычно думают люди, а он просто на автомате за ними повторил. В мыслях.
– Себастьян, я знаю, ты уже очнулся, не валяй дурака открывай глаза. – с улыбкой проговорил Эш.
Наверное, это наивысшая степень понимания друг друга, когда чувствуешь улыбку, не видя лица. Он открыл глаза и недовольно пробормотал:
- Ну, вот ты меня разбудил. А я чувствую себя как человек после попойки.
- Ну ладно тебе. Это пройдет. Мне пришлось воспользоваться твоими силами в полной мере.
- Удивительно, но я помню все что было… Ненавижу такую память.
- По-моему это очень даже здорово. И ты не будешь донимать меня расспросами, что же случилось.
- В том-то все и дело что не буду… - Себастьян почувствовал непонимающий взгляд друга на себе, - к делу: тебе удалось?
Ангел сразу как-то потускнел и приуныл.
- Не совсем. Получилось хуже, чем я ожидал, но лучше чем ты хотел. Я создавал картины, образы в его сознании. Для этого нужен зрительный контакт. Когда я упал на колени, он прервался, но перед этим я успел зафиксировать картину перед его глазами. Я взял твою силу, чтобы заставить его отречься. И какой же твой господин упрямый! Не хотел отступать до последнего. Пришлось жать на болевые точки. Он отрекся и сам об этом сказал, но… Понимаешь, такое вторжение в сознание нелегко пережить даже взрослому человеку, а уж ребенку тем более… Он… В общем он сошел с ума в какой-то степени. Перед его сознанием до сих пор стоит та картинка. Пока мне не удалось ее снять. Эш сокрушенно помотал головой.
- Я еще пока очень слаб, - только сейчас Себастьян заметил, что его друг весь перебинтован, а крылья за его спиной… Красные от крови. От той самой запекшейся крови, которая окрасила перья в алый цвет.
- Я заставил всех слуг уйти в «отпуск» на неопределенный срок. Они естественно не помнят, кто им это сказал.
Себастьян не ожидал такого поворота событий. Все шло не по плану. Не по кругу.

0

14

Глава 9

Они так и не определились, хорошо это или плохо. С одной стороны, у Себастьяна, можно сказать, не было господина. Теперь он должен был следовать указам Фантомхайва до конца дней Сиеля, а не до конца мести. И теперь демону не придется делать выбор между жизнью своей и друга. С другой стороны, если бы Эшу удалось сделать все, то Себастьян вообще бы не был должен никаким контрактам. И у них бы была почти полная свобода действий.

Но чаще всего им было плевать на Сиеля. Они пользовались его поместьем, он им не мешал, не создавал преград и больших проблем.

Теперь для полноценной жизни им не нужен был воздух. Лишь друг. Рядом. Как можно ближе. Они проводили целые сутки вместе. Днем разговаривали. Говорили, говорили и не могли наговориться. Обо всем, что только было во время их нескольковековой разлуки. А ночью… Ночью была маленькая каморка для слуг, каменный пол, узкий лучик лунного света через маленькое окно, разбросанная по полу одежда, растрепанные волосы, горящие глаза и разгоряченные тела. Все это в 8 часах с последних лучей солнца до его подъема. И так сумбурно, в одной куче, быстро, каждую ночь словно последнюю. То затихая, то сильнее шепча какие-то бессвязные ритмы жизни. Катались по холодному полу снежный барс и пума. Черное и белое. Огонь в темноте. Солнце в лунном свете. Пламя свечи во мгле. Короткий свет молнии в черном ночном небе. А утром они одевались и закрывали правду от мира… И от себя…

***

И от себя. Все спрятать, все закрыть на замок, чтобы не чувствовать никаких неудобств от безумно колотящегося сердца и бешено пульсирующей крови в ушах. Условно конечно, но подобное возникало при малейшем прикосновении их друг к другу. Они не понимали и не хотели понимать того, что они делают. Им просто некогда было подумать об этом в одиночестве. Одиночество для них было теперь чуждо как ангел чужд демону. И они готовы были повторять этот парадокс как молитву, как заклинание, как мольбу.

Понимание происходящего ускользнуло от них еще где-то в самом начале пути, и уже было не найти конец этой нити, ведущей в пропасть. Пропасть, которую они не замечали, пропасть для них двоих и для каждого отдельно. Им следовало разобраться с этим поодиночке, но их сил не хватило для того, чтобы расстаться хоть на минуту. Они уже ощутили на себе силу этого безумного магнита.

***

Они уже ощутили на себе силу этого безумного магнита, который привел их на эту крышу вдвоем.

Осенний ветер выл здесь с ужасающей силой. Было видно, как он гоняет желтые листья по мостовой, закручивая их вихрями. Он вздымал клубы пыли, заставляя их взлетать до самых крыш.

Любого нормального человека сдул бы этот порыв ветра. Но они не были нормальными – это раз. Они не были людьми – это два. И они были вдвоем – это три. И им казалось, что если они вдвоем, то они могут все. Могут сделать все, что угодно на этой крыше. На виду у всего Лондона и под осуждающий «бом-бом» приземистого Биг-Бена, и назидательного колокольного удара собора святого Павла, и под тысячу других звуков большого города. И им хотелось это доказать. Как подросткам, которые считают, что они уже взрослые иоб это стоит знать всем.

Эш как всегда легонько приобнял Себастьяна, когда они приземлились на эту крышу. Демон постарался не заметить свое участившееся дыхание. А ведь это даже стало привычным. На этот раз Себастьян тоже приобнял Эша. Ненавязчиво, нежно трогательно и даже как-то робко. Ангел улыбнулся своей, наверное, самой доброй улыбкой. Улыбкой, которой был удостоен только Себастьян. Он мог бы крепче прижать демона к себе, приблизить его губы к своим, почувствовать их мягкое ласковое прикосновение, но он медлил.
- Мы так и не разобрались…
- В чем?
- Прежде всего, в себе.
- Для этого нужно одиночество, ночь, луна  острый аромат моря.
- Зачем море?
- Просто так… Зачем листья на деревьях…
- Тогда мы можем устроить одиночество.
- Мы – не можем. Ты – можешь.
- Хорошо. Я устрою тебе одиночество, и ты сможешь разобраться. И я смогу.
- А не лучше ли так? Зачем понятность? Нам мешает хаос? Ты скажешь, что порядок ведет к чистоте…
- Нет не скажу… Наверное, потому что если бы даже хотел разобраться – не смог бы.
- Тоже… Не хочу даже пытаться.
Себастьян первым притянул к себе Эша. Первым его поцеловал. Долго, до приторности сладко и оттого еще более нежно. Страсть, хорошо обузданная, не рвалась сейчас из клетки их душ. Она просто переливалась из одного в другого при помощи этого поцелуя. Откровенного и сдержанного одновременно. Откровенного для их душ, сдержанного для развращенных душ других, ничего не понимающих и требующих зрелищ, и только. Не читающих по движению губ внутренний мир, все слова, сказанные в этом поцелуе все то, что словами передать сложно и нереально.

Таким был и тот, кто видел их, наблюдал за ними, завидовал им. Его появление должно было разрушить тонкий мир поцелуя. Это гадкое существо так и сделало.
- Тварь…

+1

15

Глава 10

- Ангел и демон… Вы думаете, это столь романтично? А как же без дамы? Бесстыдники... – красноволосое существо ехидно улыбнулось, оскалив акульи зубы.
- Говори сразу: тебе прошлых вывернутых кишок не хватило? – Себастьян  вышел вперед, инстинктивно защищая Эша.
- Мне не хватило в прошлый раз твоего поцелуя.
- Его и не было! – Себастьян начал сильно раздражаться. Эш успокаивающе положил ему руку на плечо.
- В общем-то, это теперь неважно, - Себастьян уже был готов с облегчением вздохнуть, - но знаешь, Уилл вернул мне пилу взамен на вас.
Себастьян сначала даже не понял, но по мере того, как  приходило осознание, его ноги отказывались его держать. Эш непонимающе глядел на него.
- Вам никуда не деться, вас все равно поймают, - Грель злорадно ухмыльнулся. – А еще Уилл обещал мне на День Рождения Себастьянчика собственной персоной в обнаженном виде.
Красноволосое чудовище оскалилось и выставило пилу вперед. Та угрожающе заверещала.
- Пойдемте, мои голубки, - он злорадно усмехнулся.
- Пойдем, пойдем быстрей. Я знаю Уилла, он навряд ли сдаст нас Суду. Все будет хорошо… Обещаю… - Себастьян лихорадочно нашептывал Эшу слова утешения, в которые сам не верил.
- Все пропало…

***

Все пропало в их жизни. Или почти пропало. Они сидели в одиночных камерах в тюремной части Библиотеки Жнецов  и ждали Суда. А всего сутки назад была крыша, ветер, легкое прикосновение губ… А потом красноволосое существо, которое приволокло их к Уиллу.  Как оказалось беспощадному Уиллу. Если сначала Себастьян еще хоть немного рассчитывал на его душу и сердце, то скоро убедился, что их нет. Одного пронзающее-острого взгляда холодных зеленых глаз хватило, чтобы понять это. Они шли по длинным бесконечным коридорам, заставленным полками с книгами чьих-то жизней, а красное чудище самодовольно исполняло роль конвоя. Оно, клявшееся на десяти клятвах, что любит Себастьяна, разрушало его жизнь, сталкивая его и Эша в ту пропасть, в которую они сами не успели упасть, от которой они сами смогли бы спастись.

А он специально принял свою настоящую форму. Глядя на золотые часы, медленно тикавшие в тишине камеры, он медленно сходил с ума. Он чувствовал это каждой своей клеточкой, каждым нервом. Секунды, сливающиеся в минуты, а затем в часы, уничтожали малейшие капли трезвого рассудка. «Хорошо, что до Суда всего час…»

***

Хорошо, что до суда всего час. Наверное, он ошибался. Присутствие такого количества ангелов и демонов заставило его забыть даже то ничтожное доказательство их невиновности. В их глазах он был виноват. Он чувствовал это, даже не глядя на них.
- Вы, ангел и демон, осуждаетесь за непозволительные связи и контакты друг с другом.
Себастьян все же смог собраться с духом:
- А кто нам дал эти формы? Нас спросили о том, хотим ли мы такое будущее? Нас поставили перед фактом. И этот факт заставил меня идти против друга. И наоборот. А контракт заключал в себе месть именно этому ангелу. Вы смогли бы убить лучшего и единственного друга своими руками? Потому что это ваш долг? Я тоже не мог. И теперь виноват перед Судом. Хотя не выбирал этот путь.
Эш ошеломленно уставился на него. «Он что думает, что я сдамся без боя?»
Суд молчал. Размышлял, думал, анализировал.
- А вы, Эш, ничего не хотите сказать Суду в свое оправдание?
- Я лишь подтвержу слова Себастьяна. Мое мнение таково.
Суд гудел и кричал еще минут двадцать, а они сидели и как завороженные смотрели друг на друга. Ведь это могло быть в последний раз…

***

Ведь это могло быть в последний раз. «Последний раз, последний раз» - воспаленный разум Себастьяна повторял эти ужасные слова словно молитву.
- Тук, тук, тук, - за дверью камеры послышался ненавистный голос, и загремели ключи. Сейчас он скажет приговор. Который они разделят вместе.

Красноволосое вошло и нагло уселось рядом с Себастьяном. Тот просто его игнорировал.
- Ну не дуйся, Себастьянчик.
- Один вопрос: какая тебе выгода от этого спектакля?
Чудище на несколько минут надумалось. Наверное, впервые так серьезно за свою жизнь.
- А знаешь, мне надоело наблюдать это: как вы целуетесь, как каждую ночь занимаетесь сексом под луной, как строите из себя несчастных, как делаете какие-то совершенно ненужные действия. Это утомляет.
- Никто не заставлял тебя наблюдать за этим!
- Я всегда выбираю себе жертву. На этот раз это ты.
- И все они заканчивали так?
Грель злорадно усмехнулся:
- Да.
- Тварь…
- Молчи, не в твоих интересах сейчас вякать. Я еще не огласил приказ Суда. Я считаю, он слишком мягкий. Вас решили пощадить. Вдвоем.
Себастьян готов был запрыгать от радости.
- Но вас снова превратят в людей. Ваш бред про выбор учли.
Себастьяну показалось, что он взлетает. На крыльях. Им дали жизнь? Без этих идиотских делений на ангелов и демонов? Он не верил, впервые не верил в то, во что так хотелось поверить. А ведь красноволосое действительно могло врать
- Говори правду… Живо.
- Я сказал… Ты недоволен, огорчен? Ты не хотел этого? – он злобно усмехнулся. – Еще бы.
Но Себастьян уже его не слушал. Он просто предпочел поверить словам Жнеца. Демон встал и одним рывком поднял с пола. Не встретив ни малейшего сопротивления, он вытолкал красноволосое чудище за дверь. Оно удалилось.

Себастьян принял свою истинную форму. Он проводит в ней последние часы… Он был уверен. Часы. В последний раз он будет ненавидеть свой облик, свою сущность, свои поступки, себя. В последний раз он будет без Эша… Потом он его никуда не отпустит.

А пока он вымещал свою непомерную силу на всем, что его окружало. В последний раз он крушит…

***

В последний раз он крушил все в своей жизни, собираясь построить ее заново. Он мог бы препятствовать решению Суда, но переродиться означало, что ему нужно начать все с чистого листа. Или с почти чистого.

Их собирались превратить поодиночке. Даже если их забросят на разные концы Земли, они найдут друг друга. А все остальное было неважно. Себастьян принял свой человеческий облик. Ему, как и тогда, завязали глаза. Только теперь он чувствовал не то, что засыпает, а наоборот, просыпается. Для него прошла вечность перед тем, как он почувствовал, что лежит на земле, лицом к небу… Синему и беззаботному. Он вскочил на ноги и повернулся… И упал в объятия Эша… Вцепившись в него он прижался и… Заплакал… Впервые от счастья. Через шум пульсирующей крови в ушах он услышал лишь тихий шепот: «Я люблю тебя…»

0

16

Эпилог

Холодный, пронизывающий до костей туман, расстилался по мшистым дорожкам кладбища. А он как всегда нес белые лилии на его могилу. Цветы всегда были свежими, несмотря на время года.

Дорожка прямо, потом направо, затем налево и пятая могилка после поворота. Он присел на корточки. От земли веяло холодом и сыростью. Но ему, в общем-то, все равно. Скромная черная ограда, ухоженная могила. Он убрал завядшие цветы и положил свежие. Никто кроме него не ходил на эту могилу. Никто не сидел здесь часами. Никому не застилали слезы глаза при одном лишь взгляде на миниатюрный портрет. Он сам нарисовал его. И попросил вставить в камень именно это изображение. Все убеждали, что краски потускнеют и расплывутся. Но вот сорок лет спустя портрет не померк. И он был уверен: только он умрет, портрет друга умрет вместе с ним.

Два раза в год он приходил на кладбище во фраке. В том самом… Последнем, демоническом. В день рождения и в день смерти. Сегодня был первый случай.
«Почему, почему ты так глупо умер? Ведь нам дали длинную жизнь, чтобы быть счастливыми… А ты… Ты твердил мне: не заболей, я без тебя не проживу. А сам оставил меня одного. Просто простуда. Наверное, это высшее наказание за все мои грехи.

Сорок лет, ты только представь – сорок лет. Я тебя не слышал, не видел, не чувствовал. Я забыл, как звучит твой голос, я помню тебя лишь по миниатюрному портрету на могиле, я чувствую твои губы и руки лишь в глубоком сне. В моей памяти остался лишь образ – светлый, чистый, радостный, одухотворенный образ тебя.

С каждым годом я все сильнее понимаю твои идеи. Люди… Какие же они жалкие. Пустые, ничего не значащие, глупые, мелочные, алчные, порочные, грязные. Я сам человек. Но я не могу и никогда не смогу стать человеком в душе. Люди навсегда останутся для меня предметом искреннего презрения. Я сам презираю себя… Как всегда презирал…

Мои мысли слишком разрозненны… Наверное, потому что мне пусто. Пусто на всей этой земле без тебя. Мне не для чего жить. Жить, чтобы скорее умереть… Только вот я не знаю… Ты должен был быть в раю, но они… Они не понимают этого. И я еще не решил, куда мне надо… Я не выдержу вечности без тебя… Пожалуй, это мой единственный страх…»

На этот раз он сидел непозволительно долго на этой могиле. И непозволительно долго из его глаз текли слезы. Наверное, он никогда не сможет выплакать смерть друга…

Холодная соленая дорожка соскользнула в рот. Его плеча кто-то коснулся. Он резко повернулся и встал. Каждый раз, когда его плеч касались, он в надежде вздрагивал, ожидая увидеть чудо. Но чуда никогда так и не произошло. Это был лишь кладбищенский сторож.
- Вы обронили, - старик протянул ему небольшой белый кулек. Его глаза расширились от удивления и страха: он никогда не терял и не ронял этот кулек. Самое дорогое, что было в его жизни.

Черное и белое перо с их крыльев. Черные и белые лоскутки с их фраков. Черный и белый локоны с их голов. Черно-белый их портрет. Их черная и белая жизнь… Ее оставшиеся крупицы, несбывшиеся мечты, страшная реальность, искалеченная  правда, спрятанная ложь, странные убеждения, непоколебимые взгляды, невоплощенные мысли, так и не показанные чувства, немногие прикосновения… Для него весь мир сосредоточился на этом кулечке. Только тот, с кем он делил кулечек, давал ему силы и воздух… Всю жизнь… Всю любовь…

0


Вы здесь » Kuroshitsuji:New Soul » Ваши творения » Сердце черное..., с белыми полосами..